1000 Советов

4 подписчика

Свежие комментарии

  • mfagashin Агашин15 января, 16:34
    Обзор в общем интересен и полезен. Однако, все люди разные и находятся в разных условиях. Если не возражаете, поделюс...Секреты долголети...

«Убьют — приедем»: о жертвах домашнего насилия в России, которые не могут найти защиты

«Убьют — приедем»: о жертвах домашнего насилия в России, которые не могут найти защиты

В России до COVID-19 от домашнего насилия страдали тысячи женщин, но из-за карантина таких случаев стало намного больше. В новом лонгриде разбираемся в теме домашнего насилия и в том, почему его жертвы не находят защиты.

«Убьют — приедем»: о жертвах домашнего насилия в России, которые не могут найти защиты
В России до COVID-19 от домашнего насилия страдали тысячи женщин, но из-за карантина таких случаев стало намного больше. В новом лонгриде разбираемся в теме домашнего насилия и в том, почему его жертвы не находят защиты.

Трагедия

Днем 17 ноября 2016 года 36-летняя Яна Савчук из Орла приехала к своему бывшему сожителю Андрею Бочкову, чтобы вывезти вещи из их общей квартиры. Девушка рассталась с ним около двух месяцев назад после того, как мужчина во время ссоры убил ее кота. Увидев Бочкова возле подъезда, Савчук сразу же вызвала полицию, опасаясь столкнуться с ним один на один. Ранее она уже обращалась в правоохранительные органы, когда мужчина угрожал выкинуть ее из окна. Тогда на Бочкова составили протокол за мелкое хулиганство. В этот раз на вызов приехала старшая участковая Наталья Башкатова вместе с коллегой и водителем-полицейским. Они проводили Савчук до квартиры, откуда та смогла вынести вещи.

Яна Савчук / RT.ru

Очередная ссора между бывшими возлюбленными произошла прямо на глазах полицейских уже на улице, и агрессию Бочкова по отношению к девушке смогли подтвердить грузчики, которые ей помогали. По словам очевидцев, участковая и ее коллеги не сделали ничего, чтобы защитить Савчук. Бочков нецензурно выражался, оскорблял бывшую девушку, грозил сломать мебель и, предположительно, высказал угрозу убийства прямо ей на ухо в присутствии служителей закона. Грузчики предлагали девушке поехать с ними, но Савчук была уверена, что ее заберут в участок для составления заявления.

Поданным «Медиазоны», Башкатова была недовольна вызовом, так как считала его ложным и хотела поскорее покинуть место событий, прямо заявляя: «дайте нам уехать».

Свидетели отмечали, что Бочков вел себя неадекватно и недоумевали, как работники правоохранительных органов могли это проигнорировать. Участковая же, наоборот, заявляла, что сама Савчук была агрессивна, а Бочков просто взволнован.

Словам Башкатовой могли бы поверить, если бы не аудиозапись всего разговора, на которой отчетливо слышны ее жесткие и циничные реплики.

(Расшифровка Медиазоны)

Савчук: Девушка, если что-то случится, вы выедете? Что значит «не выезжаем»?

Башкатова: Конечно, если вас убьют, обязательно выедем, труп опишем, не переживайте.

<...>

Савчук: Слышали? Сказал: завалю тебя. Вот только что, он прошептал я за...

Бочков: Ты что, гонишь, что ли?

Савчук: Слышали, слышали? Он угрожает: я завалю тебя сейчас.

Бочков: Ты что, сумасшедшая?

<...>

Башкатова: ...первый раз? Да вы вот здесь сидите, вы, ***** [блин], полтора года жили, а теперь вы [полицейских] вызываете для того, чтобы свои вопросы порешать? <...>

Бочков: Да не было такого. Я не говорил.

Башкатова: Выйдите отсюда.

Бочков: Послушай, плитку забираю? Это убираю. Все ломаю, все, что я сделал. Договорились?

Башкатова: Все ломай.

Савчук: Только попробуй все ломай.

<...>

Бочков: Я ломаю это или нет? Скажи, что я это сломаю.

Савчук: Выходи отсюда.

Башкатова: Ломайте, ломайте, идите.

Через несколько минут после того, как полицейские отъехали от дома Савчук, Андрей Бочков за волосы вытащил девушку из машины и жестко избил. Он нанес ей не менее 19 ударов ногами по голове и рукам. На следующий день Яна Савчук умерла в больнице от полученных травм.

Насилие

Вынужденная самоизоляция во время пандемии привела к росту домашнего насилия во многих странах. В Евросоюзе лишь за первую неделю карантина число случаев выросло на треть, о подобных скачках сообщали на Кипре, во Франции, Китае, Малазии, Ливане и Бразилии. Россия не стала исключением. Поданным доклада семи организаций по защите прав женщин, количество обращений выросло вдвое. Например, проект «Ты не одна» сообщил о 1 352 обращениях за помощью в апреле этого года и 2 038 обращениях в мае, при том, что обычно их количество не превышало 700 звонков. Беспокойство выразила и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова заявив, что число случаев домашнего насилия возросло с 6 054 в марте до 13 000 в апреле 2020 года.

1000sovetov.ru

Ситуация осложнилась тем, что жертва оказалась с агрессором взаперти, кризисные центры закрылись на карантин, а получить помощь от полиции стало гораздо сложнее — правоохранители бросили все силы на поддержание самоизоляции. Высокие штрафы за нарушение стали новым оружием домашних тиранов, которые воспользовались страхом женщины выйти на улицу и стали угрожать звонками в полицию. Да и просить помощи стало труднее — агрессор всегда рядом, а значит может контролироваться действия жертвы.

27 марта МВД приостановило личный прием граждан и заморозило многие уголовные разбирательства. Практически сразу общественные организации забили тревогу и обратились к правительству с просьбой принять срочные меры для защиты жертв домашнего насилия. Вскоре появился документ, в котором МВД предложило регионам организовать убежища для пострадавших, информировать женщин о горячих линиях и возбуждать уголовные дела о повторных побоях без заявления потерпевших. Общественники отметили, что документ носил рекомендательный характер, а позже стало известно, что на него откликнулись лишь 22 субъекта РФ из 85.

Только 26 мая МВД заявило, что жертв домашнего насилия не будут штрафовать за нарушение карантина. В заявлении министерство подчеркнуло, что сотрудники органов «незамедлительно реагируют» на каждое обращение. С этим не согласились правозащитники — потерпевшие не раз жаловались на отсутствие помощи со стороны полиции. В Москве, например, служители закона отказались выезжать к потерпевшей, опасаясь того, что она может болеть коронавирусом.

По статистике того же МВД, во время самоизоляции число случаев домашнего насилия уменьшилось. Если сравнивать с апрелем 2019 года, на целых 9%. В этих данных усомнились не только НКО, но и депутаты Госдумы: по мнению Ольги Савастьяновой, цифры министерства не отражают реальной картины.


Комментарий эксперта:

Михаил Тимошатов
Адвокат, сотрудничающий с крупнейшей в России организацией по защите жертв домашнего насилия «Консорциум женских неправительственных объединений»
Контакты:

Вряд ли этой статистике можно верить. Как адвокат, специализирующийся на подобных делах, могу заверить, что реальное количество обращений выросло.

Статистика в данном случае вещь лукавая и, скорее всего, учитывает и то, что побои были декриминализованы. Очень похоже на то, что эти 9% и есть обращения по ст. 116 УК РФ (Побои — прим.ред.), которые перестали учитываться, став составом административного правонарушения. Еще раз поясню, что статистика именно домашнего насилия в России не ведется. В эту статистику, если она бы существовала, попадали бы и уголовные дела об убийствах, и об изнасилованиях, но пока законодатель не признает домашнее насилие проблемой, этой статистики официально не будет.


Нельзя сказать, что до карантина ситуация с домашним насилием в стране была лучше. Да, женщины обращались за помощью реже, но найти ее им было также сложно.

Бездействие

В деле Яны Савчук скандальная аудиозапись разговора с Башкатовой появилась не сразу, но именно она позволила завести на участковую уголовное дело о халатности. По версии следствия, сотрудница не пресекла мелкое хулиганство Бочкова, стремилась как можно скорее покинуть место происшествия, несмотря на очевидную угрозу для жизни Савчук, и поддержала его намерение уничтожить имущество девушки. Более того, органы настаивают на том, что Башкатова знала о прошлых судимостях агрессора. Сама участковая вины не признала — говорила на допросе, что сделала все правильно, по инструкции, а уголовное дело возбудили незаконно под влиянием СМИ. Суд приговорили ее к двум годам колонии-поселения.

Вопиющая история Яны Савчук — скорее исключение из правил. Однако бездействие полиции в отношении жертв домашнего насилия не редкость. Часто правоохранители воспринимают потерпевших враждебно и отказываются проводить должное расследование. Такие дела переходят в разряд частного обвинения, а жертве приходится самой собирать доказательства и оплачивать все расходы. Из-за сложной, дорогой процедуры и отсутствия помощи у потерпевших просто опускают руки.

radiokp.ru

Поданным центра «АННА», в 2019 году только треть женщин, переживших домашнее насилие, обратилась в полицию, и 96% из них оказались недовольны работой органов. Причем за последние два года эта цифра выросла на 21%.

Служителей закона нечасто привлекают к ответственности за халатность по отношению к жертвам домашнего насилия, но такие случаи есть и они широко обсуждаются в прессе. Фигурантом последнего дела стал полицейский Михаил Брухов. Во время дежурства к нему поступил звонок от очевидцев, которые сообщали, что из соседней квартиры доносятся крики, грохот, удары и угрозы убийством. По какой-то причине Брухов отказался отправлять наряд на место происшествия. В результате москвич забил жену до смерти, причем полицейские уже несколько раз приезжали в эту квартиру для проведения воспитательных работ с агрессором. Мотивы своего поступка Брухов так и не объяснил.

По статистике, только 3% случаев бытового насилия доходят до суда, в то же время полиция предпочитает не вмешиваться в ситуации, связанные с домашней агрессией. Так женщина оказывается в положении, в котором она может рассчитывать только на себя, а помощи ждать неоткуда.

Почему бездействует полиция — вопрос сложный и комплексный. Во многом он объясняется несерьезным отношением к случаям бытового жестокости — на этой проблеме до сих пор лежит стигма, а борьба с насилием приравнивается к вторжению в семью. Данные доклада ‘"Я могу тебя убить, и никто меня не остановит": Проблема домашнего насилия в России и реакция государства’ показывают, что некоторые полицейские действительно не хотят вмешиваться в семейные дела. Их тезисы, о которых сообщали жертвы, просты: насилие в семье — дело семейное, жертва сама виновата, спровоцировала, получает по заслугам, конфликты между супругами — это нормально и т.д.


Комментарий эксперта:

Михаил Тимошатов
Адвокат, сотрудничающий с крупнейшей в России организацией по защите жертв домашнего насилия «Консорциум женских неправительственных объединений»
Контакты:

Относительно бездействия полиции необходимо отметить несколько факторов:

Во-первых, сами по себе наказания по статьям, которые попадают в круг составов о домашнем насилии (115, 116, 117, 119 УК РФ, 6.1.1 КоАП РФ) достаточно лояльные и находятся в пределах преступлений небольшой тяжести.

По таким делам нельзя заключить лицо под стражу и применять весь спектр мер принуждения уголовного характера. Тем более по ст. 6.1.1. КоАП РФ, которая находится в отдельном стане. Для расследования по этой статье необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы, которая проводится в течение месяца, а задержать лицо могут лишь на 48 часов.

В большинстве случаев действия полиции по этим составам ограничиваются «мужским разговором», внушением.

Это — следствие отсутствия достойных наказаний за преступления, ограниченности мер, которые может принять сама полиция. Соответственно и сотрудники, понимая бесполезность работы, не спешат её делать.

Во-вторых, в больших городах, таких как Москва и Санкт-Петербург, в полиции существует острая нехватка сотрудников «на земле», участковых, которые занимаются такими случаями, ввиду чего у них просто нет времени заниматься всем тем, что поручено, и выбор падает в пользу более тяжких и легко доказываемых преступлений.

В-третьих, профессиональная подготовка. Многие сотрудники полиции не в состоянии составить качественный материал без нарушения процесса, вследствие чего многие дела разваливаются в суде или на подступах к нему (имеется ввиду возврат материала на доработку, где большинство материалов пропадают навсегда)

В-четвертых, личное отношение сотрудников к домашнему насилию, отсутствие со стороны законодателя и начальства ориентирования на решение таких конфликтов.


Масла в огонь подливает и российская семейная политика, которая обращается к консерватизму и борется против подрыва семейных ценностей. Ее результатом стала декриминализация домашнего насилия, в которой ключевую роль сыграла Елена Мизулина, создавшая соответствующий законопроект.

Декриминализация

В 2017 году в России приняли закон одекриминализации домашнего насилия, за который так упорно боролась Мизулина. Согласно ему, побои в семье перевели из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения. То есть, если насилие произошло впервые, то агрессор привлекается к административной ответственности. За этим следует либо оплата штрафа, либо арест на 15 суток, либо обязательные работы. Если насилие повторяется, тогда уже виновник привлекается к уголовному наказанию. Проще говоря, для тиранов снизили риск ответственности.


Комментарий эксперта:

Роман Дудырев
Юрист

Закон о декриминализации вывел семейные побои (действия, «причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий») из действия УК РФ и сделал их административным нарушением. Уголовное наказание сохранили лишь для побоев из хулиганских побуждений или тех, что наносились по причине розни (национальной, религиозной или социальной). При этом в приказе Минздрава было уточнено: если человек получил ссадины и гематомы, это не должно расцениваться как причинение вреда здоровью. Уголовная ответственность для семейных агрессоров наступает, лишь если уже получивший «административку» побил человека вновь (статья 116.1 УК РФ). Максимальное наказание за такое — три месяца ареста.


По мнению Елены Мизулиной, закон был необходим, чтобы избавиться от «антисемейных» формулировок статей УК РФ. Сама декриминализация должна была стать профилактической мерой, дабы у агрессора появилось время обдумать свои поступки и больше их не повторять. Однако на деле все обернулось иначе. Декриминализация первых побоев дала тиранам сигнал о вседозволенности и сделала насилие допустимым преступлением.

Из-за отсутствия четкой статистики домашнего насилия достаточно сложно судить о его размахе. Данные МВД фиксируют сокращение, другие источники показывают рост. Так, на Всероссийский телефон доверия для женщин центра «Анна» после декриминализации стало поступать больше звонков от пострадавших. В 2016 году в службу обратились 24 тысячи женщин, на следующий год — 29 тысяч, а в 2018-м — 31 тысяча. В прошлом году число звонков увеличилось до 34 517.

Из-за нового законодательства женщинам стало намного сложнее доводить дела о домашнем насилии до суда. Многим жертвам просто отказывают в регистрации заявления и не отправляют на медицинское освидетельствование, вместо этого предлагая примириться с агрессором. Нередко правоохранители рекомендует обращаться к мировым судьям в порядке частного обвинения, и потерпевший приходиться, по сути, самостоятельно искать правосудия. Такие дела часто прекращаются из-за неправильно составленных документов или примирения сторон.

По официальным данным, после декриминализации наказывать за побои в России стали чаще. Всего в 2017 г. к административной ответственности привлекли 113 437 человек. При этом 90 020 были оштрафованы, а средняя сумма штрафа за насилие в семье составила 5 тыс. 398 рублей. И хотя число наказаний выросло, штраф не стал серьезным сдерживающим фактором и не учитывает то, что насилие в семье зачастую происходит систематически.

Нередко женщины сами забирают заявления, что также провоцирует полицию не заводить уголовные дела, дабы избежать ненужных проблем с оформлением документов. Среди причин такого поведения жертв можно выделить несколько: давление или угрозы агрессора, финансовые проблемы, боязнь разрушить семью, отсутствие доверия к полиции и правосудию, а также стигматизация и осуждение со стороны общества и родных.

news.vtomske.ru

Защита

История Яны Савчук могла бы не произойти, если бы в России существовал закон о домашнем насилии, обязывающий полицейских детально рассматривать каждый случай и защищать каждую жертву. После громкого дела сестер Хачатурян, зверства над Мариной Грачевой и прочих происшествий, такой проект все-таки появился в 2019 году и сразу попал под шквал критики. Сторонники назвали его слишком мягким, а РПЦ — репрессивным и направленным против института семьи. По данным на апрель 2020 года, за принятие проекта высказались 79% россиян, однако власти заявили, что вернутся к его рассмотрению только после победы над коронавирусом. Поэтому, несмотря на рост домашней жестокости, сейчас жертвам защищаться практически нечем.

«Во-первых, у нас нет профилактических мер. Во-вторых, нет защиты от преследования, как и нет определения того, что это вообще такое, объяснила РИА Новостям доктор юридических наук, профессор Людмила Айвар. — Также нет в законе защитных предписаний „охранных ордеров“ (запрета обидчику приближаться к жертве). Не урегулированы вопросы работы с агрессорами. Критично мало кризисных центров. Для мужчин вообще таких не предусмотрено. Ведь не только женщины страдают от насилия. Пострадавших необходимо направлять в подобные центры, чтобы они прошли курс адаптации».

Новый законопроект как раз предусматривает создание таких организаций. Часть из них — для реабилитации жертв, другая часть призвана помочь тирану отказаться от агрессии. И хотя закон пока не принят и требует доработки, тему домашнего насилия стали обсуждать гораздо активнее. Она вышла из разряда «табуированных», а само насилие больше не воспринимается как норма. Теперь в восприятии россиян это серьезная проблема, которая требует быстрого реагирования как со стороны властей, так и со стороны правоохранителей.


Алгоритм действий, если вы стали жертвой домашнего насилия:

Продумайте безопасный уход из дома

  • Найдите место, куда бы вы могли уйти в случае угрозы;

  • Сообщите родственникам или друзьям о факте насилия;

  • Заранее продумайте ваши действия на случай, если насилие произойдет снова;

  • Заранее договоритесь с близкими людьми о предоставлении вам убежища;

  • Постарайтесь фиксировать факты насилия или угроз на видео, фото или на диктофон;

  • Заранее подготовьте сумку с вещами, которые вам понадобятся в случае ухода из дома — деньги, лекарства, одежду, ценные вещи.

  • Заранее подготовьте список номеров кризисных центров, горячих линий, родственников и друзей. Соберите нужные документы (паспорт, документы на детей и прочее);

  • В случае критической ситуации немедленно покидайте дом.

Обратитесь в полицию

  • В критической ситуации, когда вы опасаетесь за свою жизнь и получили серьезные травмы, немедленно вызывайте скорую и полицию. Позвонить можно на единый номер экстренных служб — 112;

  • Постарайтесь вести себя спокойнее и покажите сотрудникам полиции ваши травмы, не забудьте упомянуть и другие случаи насилия, если они были;

  • Напишите заявление на вашего обидчика и настаивайте на том, чтобы его приняли.

  • Не забудьте зафиксировать имена полицейских, которые приезжали на вызов и номер протокола;

  • Попросите направление на судебно-медицинскую экспертизу.

Зафиксируйте полученные травмы

  • Как можно скорее обратитесь в травмпункт, чтобы врачи зафиксировали все полученные вами травмы. Также можно обратиться в поликлинику;

  • Проследите, чтобы все данные были зафиксированы в вашей мед.карте, не забудьте подробно рассказать о том, кем были нанесены повреждения и при каких обстоятельствах;

  • Не забудьте получить справку о том, что вы обращались в больницу и сами сфотографируйте все травмы;

Постарайтесь обеспечить свою будущую безопасность

  • Вы можете обратиться к родственникам или друзьям, но не стоит исключать кризисные центры. С ними можно связаться хотя бы для того, чтобы составить план действий. Если вам некуда пойти, то также стоит позвонить в одну из таких организаций. Посмотреть их адреса по всей России можно на карте сайта «Насилию.нет».

Куда звонить, если в вашем городе нет кризисного центра


Главное фото: 1000sovetov.ru

«Убьют — приедем»: о жертвах домашнего насилия в России, которые не могут найти защиты

«Убьют — приедем»: о жертвах домашнего насилия в России, которые не могут найти защиты

«Убьют — приедем»: о жертвах домашнего насилия в России, которые не могут найти защиты

«Убьют — приедем»: о жертвах домашнего насилия в России, которые не могут найти защиты

«Убьют — приедем»: о жертвах домашнего насилия в России, которые не могут найти защиты

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх